Amberqueen
Работать нужно не по двенадцать часов в день, а головой. Стивен Джобс
Какими бы ни были события физического мира, остававшийся в обычное время за его бортом мир снов неожиданно преподнес молодой Хранительнице Земли очередной сюрприз…
Цветные сюжетные сны для Наты с детства не были новостью или чем-то непривычном либо неприятным, так что она и не подумала позвать верного друга баку, когда неожиданно очутилась в воздухе над своим домом. Полет был делом привычным, а оттого очень приятным, особенно сейчас, после такого напряжения из-за страха перед изменяющейся реальностью.
Однажды девушке уже снилось что-то такое: небо было снежным, солнце было нежным, а вдалеке сладко-сладко пел Демис Руссос; теперь же полет чувствовался так, как его, по идее, должны ощущать птицы или летучие мыши, хотя крыльев не было. При попытке дотронуться босой ногой до крыши дома Хранительница убедилась, что бесплотна как призрак, а потому как-то сразу сообразилось: это не физическое тело летает сейчас по с детства знакомым местам, оно астральное. Похоже она перешла на новый уровень, ведь прежде сновидица видела только чужие миры, а сейчас присутствовала в своем родном – к телу вел мостик-ниточка, так что не потеряешься.
Местность по большому счету совершенно не преобразилась, разве что прибавилось мусорных куч и крыс, которые в девяностые годы прошлого века в изобилии толклись по помойкам и полузаброшенным рынкам. Деревянные скамейки возле домов либо рассохлись в щепу, либо были сворочены хулиганами, окна на лестничные площадки или грязны, или выбиты, возле складов копошатся в почти кромешной тьме, которую еле развеивает уличный фонарь, тощие и оборванные парни – явно грузчики.
«Что же сделали с моим миром эти проклятые захватчики?»
«Ищешь ответа? Я помогу»
Наталия шарахнулась в сторону, потому что секунду назад стройного и очень красивого молодого мужчины рядом с ней не было. Жгучий брюнет, он был неправдоподобно белокож, глаза по цвету напоминали ночное небо, даже чуть поблескивали «звездами». Одет неизвестный был как в приключенческом фильме, в белую рубаху и обтягивающие кожаные штаны, из-под которых виднелось нечто вроде мокасин. Белые крылья за спиной.
«Убирайся вон, изгой!»
Нового собеседника и представлять было не надо, с первого взгляда ясно – ангел. Классическая красота, идеальная фигура сильного, но не перекачанного мужчины между двадцатью и тридцатью, густые пшеничные волосы и васильковые глаза в оправе длинных, черных как смоль ресниц (впрочем, и брови у него тоже черные) Такая совершенная красота разила наповал, но в такой форме довольно проблемно упасть в обморок.
«Кто вы такие?», - спросила она у ангела.
«Я Адриан, отвечаю за благополучие Странников, и, собственно, охраняю принца и принцессу, а он – Ларра, изгнанный и лишенный имени за совершенное преступление»
«Ты – ангел», - констатировала Хранительница Земли.
«На твоем языке – да»
Ларра коснулся ее разума, и стало ясно: он умирает. Странник, изгнанный из своего клана, терял телепатическую связь с себе подобными, а потому не жил долго, максимум около десяти лет. Изгой показал, что его использовал колдун, но теперь он практически не нужен.
Ната скосила глаза на белокурого красавца Адриана, но тот безмолвствовал: либо Ларра не сказал ему, либо солгал.
«Почему я здесь?»
«Твои обязанности Хранителя дали тебе новую силу, и теперь ты можешь – и должна – охранять реальность, ведь Странники пробили брешь в барьере сознания, точнее, Ларра пробил, именно поэтому Анна и Гиацинт сумели пройти в твой мир. Ар нуждается в постоянной защите, тут же ни магов, ни телепатов, Странников только двое, темпоралов по пальцам перечесть, а недавно прибывшая Рука Абсолюта еще ничего не успела сделать»
«Ларра лжет, прося о помощи?»
«Он совершенно не солгал, но тебе решать, веришь ты ему или нет»
«Тем крылатым поверила, тебе верю тоже – я откуда-то знаю, кто лжет. Что нам нужно делать? Хотя нет, прежде я должна увидеть свою реальность, понять, как она изменилась и что делать именно с этим»
«Я покажу, что натворил Ликург, а затем мы пойдем и освободим Дэйва, Ларра обеспечит прикрытие»
Все трое отправились в полет – смотреть, местами еще и анализируя.

Оказалось, что Россия, даже пострадавшая вместе с остальными миром во времена бесконечных войн с захватчиками, вполне себе жива. Несмотря на отсутствие технологий и элементарного электричества, жили русские очень неплохо, расконсервировав вставшие еще в конце ХХ века заводы (причем производили не просто самое необходимое, а еще и неплохие предметы быта). На вопрос приехавших американских союзников о том, как их вычислили, командир отряда патрулирования хохотнул:
- Дык вы ж, как дураки, по небу летали, а подзорная труба на что?
Американец и впрямь почувствовал себя идиотом, особенно когда понял, что караулы сменяют друг друга постоянно и пользуются примитивными, но невозможно надежными технологиями, а самый вульгарный радиоперехват невозможен по тривиальной причине: на дереве сидит сигнальщик и передает данные азбукой Морзе. Днем использовали либо флажки, либо зеркала, а ночью – довольно обычный прожектор времен Октябрьской революции.
«Да уж, машины их не завоюют никогда, головы слишком умные», - невольно позавидовал лейтенант, дав себе слово выучить русский язык, а пока что толмачами служили ребята-близнецы, явно местные.
По прямой до Кремля оставалось всего-то семь километров, но, не зная дороги, слишком легко зарулить на минные поля, поэтому местные ездили вокруг, а «напрямки» ходили пешком и только разведчики. Ни один биоробот или колдун к великой столице на семи холмах не подойдет.
- Так это займет несколько часов? – спросил лейтенант по кличке Танк.
- Ну, часов семь… хотя нет, вон Матвеич на лисапеде, сейчас организуем… Матвеич! Э! Давай сюда! – замахал руками сержант.
Подкативший к ним драндулет казался сном безумного художника-футуриста: передняя часть с мощной рамой напоминала древний велосипед, причем по конструкции схожий со средством передвижения велорикши, а на колесе, прямо под фонарем-прожектором, красовалась небольшая, с бластер величиной, лазерная пушечка. Задняя часть конструкции представляла собой здоровенный не то ящик, не то кузов, а едущий на этой махине мужик натурально крутил педали.
- Здорово, Егорыч! Че звал?
- Да у нас тут янки прилетели, их бы в Москву.
- Иди ты! Прилетели и сели? – он оглядел отряд. – А, ладно, в багажнике повезу, на пятьсот кило все-таки.
Спецназовцы тем временем открыли заднюю стенку багажника, которая мигом превратилась в удобное сидение. В глубине видны были какие-то канистры, но передняя часть была пустой и, хоть и со скрипом, Танк с близнецами там поместились – севший в центре лейтенант сграбастал в медвежьи объятия какую-то девушку в летной форме, явно из своей команды, на что пилот совершенно не возразила, ехать-то надо.
- Уселись, мужики! Ну, держись теперь. Эй, ухнем!
Под багажником что-то затарахтело и завзревывало – это Матвеич включил древний, но надежный дизельный двигатель. Пахло убийственно, но, благодаря открытому воздуху, жить было можно.
Лисапед потрюхал вперед, а его хозяин завел:
- Из-за острова на стрежень,
На простор рячной волны…
Парни перемигнулись и подхватили:
- Выплывают расписные
Острогрудые челны!
- Э-эх, а на пяреднем Стенька Раазин…
Пели душевно, хотя перевалило за полночь и пассажиры клевали носом. Первыми смолкли оба близнеца, склонив головы Танку на плечи, затем задремала пилот, а вот самому лейтенанту приходилось бороться со сном, чтобы ненароком не уронить девушку. С другой стороны, именно она фиг знает сколько самолет вела, а потом по дороге наравне с мужиками топала.
«Не спать, не спать, я ж мужчина… а все равно хочется!»
Тут Матвеич затормозил и сказал что-то по-русски, пришлось расталкивать пацанов. Сонный парень справа зевнул и выдал:
- Привал, кажет, - второе слово Танк не понял тоже.
Пришлось, хотя и страшно не хотелось, будить девушку и вылезать, хотя последнее актуально: отсиделось буквально все, и с непривычке болело там, где при приличных людях не упоминается вовсе. Пока готовились к привалу, доставая харчи, разговорились.
- Василь Матвеич, а почему лисапед? – спросил кто-то из мальчиков.
- Это, Сережка, в честь нашей Лизки – она придумала, - фыркнул Матвеич, - я только собирал.
- А-аа, а то я думал, что вроде бы велосипед, - пробормотал Танк.
Когда наконец сели на травку, Матвеич раздал всем хлеб и яички вкрутую, отчего отряд заметно оживился, а затем вытащил былки зеленого лука. Да, жизнь в России, определенно, была.

Наталия оглянулась на «проводника» в чужой разум, Ларра пожал плечами, отчего чуть вздрогнули его крылья.
«Если тебя устраивает и такая реальность, зачем играть в опасные игры?»
«Ага, устраивает – быть чьим-то рабом! Ну уж нет, мы, русские, всегда знали, что такое свобода, а потому крутите свои «колеса» - начинаем операцию. Только без Защитника я не пойду»
Права на убийство у нее все равно нет.

@темы: Странники, Пространственно-Временной Патруль