Вавилонец-треккер

11:24 

Еще для "Межпланетников" - в работу

Amberqueen
Работать нужно не по двенадцать часов в день, а головой. Стивен Джобс
4
Эве не спалось, ведь должна была прилететь мама, а ее все нет и нет.
Девочка читала маленькую бумажную книгу С. Ярославцева «Повесть о дружбе и недружбе» и думала о том, что вот бы как Андрей Т. отправится в поход спасать друга… но проблема была в том, что друга, ради которого стоит так рискнуть, у внучки посла не было.
Старшие братики Арти и Карли косморазведчики, они сильные взрослые люди, они сами могут за себя постоять, тетя Света тоже взрослая и сильная, а бабушка Лорейн вообще до сих пор стреляет без промаха по любой мишени.
Как же трудно, когда тебе всего одиннадцать, папа у тебя колдун, даже Повелитель магии, мама Странница, и, вместо них обоих, рядом только верный черный песик по имени Вейдер.
«Мамочка, ну когда же ты прилетишь!», - всхлипнув, подумала Эва.
Чтобы отвлечься, она взяла антикварный плеер и музыкальную подушку в виде напомаженных губок, включила музыку – нежный женский голос тотчас запел:
- В мир мой нагрянула осень
Времени грустная веха
И хочется все бросить,
И сесть в поезд и уехать…
Слова она произносила правильно, но с акцентом.
Интересно, а было ли время на Земле, когда всеобщим языком не был русский? Что-то ведь такое на истории вроде рассказывали, но поверить в такое трудно, все цивилизованные люди говорят по-русски вне зависимости от своего происхождения, ведь общий язык официальный. Размышляя над этим, Эва любовалась звездами на потолке, голографический проектор демонстрировал их во всей красе, почти как в настоящем космосе.
Вдруг музыка замолчала, и нежный голос вдруг произнес:
- Эви-тян…
Дайсу! Это его голос, это он ее всегда так называет! Но как? Уже ночь, всем же спать положено… или он не спит? Бесшумно спустившись с высокой кровати, Эва проскочила к двери и приоткрыла ее – в соседней комнате Дайсу не было. Неужели его украли космические пираты?
- Эви-тян… найди меня… до полуночи, - сквозь помехи говорил голос, - спаси меня…
Совсем как в той книжке!
Кто мог украсть ее Дайсу? Наверное, это безжалостный злодей, ведь как можно похищать такого замечательного человека, как он… но она, Эва, Дайсу не отдаст. Девочка быстренько натянула майку и джинсы, свистнула Вейдеру и пошла на улицу – если уж кто-то украл ее друга, то наверняка через телепорт, а тот всегда запоминает последнюю координату.
Скачок привел в подземелье, тоже как в книжках, а они с Вейдером отлично видят в темноте. Кинув взгляд на часы (красивый медальончик на шее), Эва поняла, что на все про все у нее два часа, или Дайсу не спасти.
«Держись, я иду к тебе!»
Эх, жалко, что он маленький головой стукнулся, и теперь мысли не почитаешь, но зато у Вейдера есть нюх, а сама Эва обладает фотографической памятью, так что они найдут друг друга и сумеют вернуться. Держись, друг, я приду, потому что я тебя очень-очень полюбила, и я тебя обязательно выручу, честно-честно. Шаги Эвы отдавались гулким эхом.
Внезапно под ногами обнаружилась черная пропасть – Эва зажмурилась и сглотнула, стараясь успокоится. Мост должен быть тут, а она, как будущий космопилот, не должна бояться высоты. Что за абсурд, если умеешь летать! Коленки, однако, предательски затряслись.
Что за глупости? На страх времени нет, надо спасать друга! Девочка бегом промчалась по узкому мостику, подбадривая себя истошным визгом – мальчик на ее месте, скорее всего, не издал бы ни звука, но она барышня, ей можно.
- Молодец, детка, ты очень смелая.
Оглядевшись, Эва увидела мужчину в форме Пси-корпуса, но он был ей незнаком… точнее, она видела его в кино и знала, что его зовут мистер Бестер.
- Здравствуйте, - сказала вежливая девочка.
- Здравствуй, - телепат был едва ли выше нее самой. – Откуда ты тут взялась?
- Я ищу моего друга! – вскинула голову юная мисс Куин.
- А где он?
Вопрос поставил Эву в тупик: а правда, где?
- Не знаешь, но, очертя голову, бросилась искать, - Бестер заложил руки за спину. – А как же твоя мама и дедушка с бабушкой? Твои братья, твой папа и дядя? Они будут плакать, если ты пропадешь. Но тебе важнее какой-то совершенно посторонний и совершенно обыкновенный человек, чем их душевное спокойствие.
- Неправда! – отрубила Эва. – И мама меня поймет, она капитан, и бабушка с дедушкой, и прабабушка, и братики, и дядя с папой, они все отважные!
Бестер ухмыльнулся и исчез.
Эва пошла дальше, пока путь ей не преградила скала – осталось только одно, лезть наверх, рассчитывая только на руки. Вейдер, поскуливая, стоял внизу, взять его с собой возможности не было.
- ПОСТОРОННИЙ ОБЪЕКТ ОБНАРУЖЕН, - ее зацепило что-то вроде антиграва и втянуло наверх, - ПОСТОРОННИЙ ОБЪЕКТ ИДЕНЦИФИЦИРОВАН КАК ЧЕЛОВЕКОПОДОБНОЕ СУЩЕСТВО.
ЭВЕЛИНА ИМЯ ОСМЫСЛЕНО УЧЕНИЦА ШКОЛЫ ОСМЫСЛЕНО КАК СОЦИАЛЬНЫЙ СТАТУС РЕБЕНОК ОСМЫСЛЕНО КАК ВОЗРАСТНАЯ КАТЕГОРИЯ ЖЕНСКИЙ ПОЛ ОСМЫСЛЕНО.
Алгоритм ныне забытого и мертвого древнего языка «Бейсик», изобретенного в ХХ веке! Вот это да… компьютер, работающий на двоичном коде, и даже не скрывающий этого. Судя по всему, Эва имела дело с древнейшей мыслящей машиной, способной собирать данные из среды, но ей далеко было до той же машины, что управляла межпланетными кораблями или космическими станциями.
Вот только что нужно этой машине от нее, Эвы?
- Вопрос первый: ты называешь пропавшего друга другом. Но на его родном языке это другое слово. Назови его.
Японский Эва не знала, но помнила, что Дайсу говорил ей это слово – довольно красивое, кстати. Отсчет времени… ну, вспоминай!
- Томодати!
- Ответ верен, второй вопрос формулируется… Дано: звездолет «Елинорог», в каких боях он участвовал… отсчет…
«Единорог»… стоп.
- Эй, эй! – замахала руками девочка. – Какой «Единорог»? Это был дипломатический борт моей прабабушки Александры Куин, его сбили, она погибла.
- Ответ верен.
«Ух, противная машина! Ну, что ты теперь придумаешь?» Надо ее завесить, но как? Мама как-то раскусила алгоритм компьютерного теста, сумев запутать тренажер и заставить его сделать так, как ей было надо с помощью неучтенных компьютером команд… а компьютеры все понимают буквально.
Что же делать?
- Вопрос третий: чем отличается техническая свертка пространства от магической?
- Только принципом действия, а сворачивается пространство одинаково, - с ходу отчеканила Эва.
- ТРЕТИЙ ВОПРОС ОТВЕТ ВЕРЕН ВЕРЕН ВЕРЕН… ТВОИ ВОПРОСЫ.
Эва серьезно задумалась.
- Как кот Шредингера может быть одновременно и живым, и мертвым?
- ВОПРОС НЕКОРРЕКТЕН, ВОПРОС НЕЙТРАЛИЗОВАН.
- А и Б сидели на трубе, А упала, Б пропала, что осталось на трубе.
- ОСТАЛАСЬ БУКВА И, ОТВЕТ ВЕРЕН, ВОПРОС НЕЙТРАЛИЗОВАН.
«Жестянка!» Нет, так он ее не отпустит. Надо вспомнить, какой вопрос задал Андрей из книжки. Кажется… ну, конечно!
- Дано: ты можешь придумать любой вопрос. Требуется ответить: можешь ли ты придумать такой вопрос, на который сам же ответить не сможешь?
Компьютер сопротивлялся недолго, затем тихо-мирно сдох.
В скале открылась дверь, пропуская Эву внутрь какого-то странного, но очень красивого горного ущелья с кругленьким озером, на берегу которого сидел Дайсу. Он смотрел в воду, любуясь плывущими лепестками цветов.
- Томодати!
Эва побежала к нему…

За окном был бледный рассвет, Эва же лежала в кровати, удивленно смотря в потолок. Приснилось, что ли? Бумажная книжечка лежала рядом, под боком.
- Вейдер…
- Ау? – пес поднял голову, навострив уши.
Поняв, что все должно быть как всегда, Эва вскочила с кровати, путаясь в длинной рубашке, и помчалась в комнату к Дайсу. Вбежав, девчонка сиганула на кровать телохранителя, плюхнувшись прямо на него – она успела увидеть, что маг не спит.
- Конити-ва, Дайсу! А ты мне приснился!
- Конити-ва, - улыбнулся парень, - неужели? И что было?
- Ой, да ты понимаешь…
Девочка защебетала счастливо и беззаботно, а верный друг, молча улыбаясь, слушал ее, не прерывая ни разу.

5
Солнечный день заставил крышу дома Александры Куин немного почернеть – система прозрачности всегда чутко реагировала на изменение погоды – и света все равно было более чем достаточно, чтобы сидящая в зимнем саду Эва могла продолжать занятия по чистописанию.
Каллиграфией сейчас занимались только на Станиславе (если брать планеты, населенные людьми), причем нередко использовались древние перьевые ручки примерно начала ХХ века; зато умением красиво писать здесь гордились по праву, снисходительно называя землян, не владеющих подобным искусством, криворукими. Писать от руки Эва Куин уже умела хорошо, но почерк изысками не блистал, просто был четким и ровным, такой очень удобно читать. Кто бы только знал, как девочке надоедали упражнения!
Эва потрясла уставшими руками, закрыла тетрадь и задумалась.
Все-таки дома гораздо лучше, бабушка и дедушка на Земле создавали прекрасные условия, но вшивый Сан-Франциско и в подметки не годился Пиро. Здесь можно было взлететь в седло и, на пару с Дайсу, отмахать несколько километров по выжженному пустырю на месте приземления «Юрия Гагарина», следя только за тем, чтобы бедные лошадки не уставали; потом можно было залиться на берег моря, покататься на волне и бежать домой, совершенно не боясь нападений.
Здесь уютно чувствовали себя все: маги, телепаты, простые рабочие и специалисты, офицеры и рядовые армии и флота, маги и инопланетяне. Пройдя по улице, можно было поболтать с эльфами байкерами, а, сев на птерокар, помахать рукой летящему дракону и спросить, как ему или ей нынче погода.
Планета, на которой уживается множество рас.
Планета, на которой магия и наука идут плечом к плечу.
День за днем жить в прекрасной мечте и понимать, что это твоя истинная Родина – это просто прекрасно. Эва наслаждалась всем: тем, что учила в школе; тем, что видела на улице; тем, что приближается день планеты и ее собственный день Рождения; а главное, девочка очень радовалась своей дружбе с Дайсу. Красавец-юноша был не просто хорошим телохранителем и перспективным магом, он оказался замечательным человеком, поэтому девочка искренне его полюбила.
Уроки были закончены, Эва свистнула дремлющему на солнышке Вейдеру и пошла вниз, гадая, вернулась ли мама.
Телохранитель тренировался на лужайке перед домом.
Высокий, тонкий и очень гибкий, молодой маг считал профанацией владение только магией и только ее боевой разновидностью, вследствие чего прекрасно владел всеми видами холодного и огнестрельного оружия, а еще постоянно совершенствовал целительские чары, несмотря на знание также анатомии и азов медицины (на уровне медбрата). Наставник, боевой маг Алексей Сварогов, гордился воспитанником неспроста, но Дайсу не был лучшим, он был только равным среди лучших.
Эва любовалась на его выпады, прыжки и блоки, а маг казался неутомимым, словно даже не сбил дыхание. Стоило огромного труда уговорить его давать уроки самообороны, но однажды красавец сдался. Конечно, от этих уроков болело буквально все, но у Эвы начало получаться.
Достойная дочь своей матери, как бы там ни было.

Охранное заклинание говорило ему, что из окна дома смотрит Эви-тян, но в этом нет ничего страшного – главное, что здесь нет и не будет посторонних, маг чувствует каждый квадратик безопасного радиуса вокруг себя и контролирует ситуацию даже во сне. Дайсу не напрягали чужие взгляды, тренировки давно приучили его не обращать внимание на несущественное вокруг, так что ничто не могло нарушить концентрацию.
Проверяя новый амулет-накопитель в виде неприметного колечка с мелкими камушками, маг врезал по мишени файерболом и остался доволен: накопленная мощность вполне соответствовала больше чем половине естественного резерва, которые тоже достаточно большой. Маг вообще кретин, если бездарно тратит силу, а кретины долго не живут. Нужно обходиться своими силами, магия лишь на крайний случай.
Браслет-ядодетектор тоже был выше всяких похвал, все-таки в Институте Белой Магии сидят хорошие специалисты, надо при случае их поблагодарить за столь прекрасный арсенал. Парный артефакт связи в виде сережки с прозрачным камушком и браслетки для его подопечной тоже удобен.
Конечно, маг давно уже заклял серебряное колечко Эви-тян – символ ее принадлежности к правящему роду Серебряного клана Странников – но лучше уж перестраховаться, чем недобдеть.
Закончив тренировку, юноша скользнул в душевую, позволяя воде унести не только пыль с его тела, но и излишки энергии и бракованные заклинания, хотя сегодня таковых не было. Чувствуя, как сбегают по волосам водяные струйки, парень думал о том, что его предки-самураи не могли бы рассвирепеть от того, что он пятнает их честь. Хорошо бы и братишка стал магом-воином и истинным защитником планеты..
Выйдя из душа уже в обычных полимерных джинсах и хлопковой футболке вместо любимого кимоно, он встретил Эву.
- Охаё, томодати!
- Охаё, Эви-тян, у тебя хорошо получается, но пока не говори слишком быстро.
- Ладно.
Девчонка мигом повисла у него на руке, но парня это не напрягало – симпатия его клиентки разрушило чисто деловые отношения, так что теперь они и правда были друзьями. Эви-тян понуро жаловалась, что ей надоело учить английский, и что это ужасно глупо, когда межпланетный язык давно уже русский, зато португальский очень красивый, и ей он нравится. Эва им хорошо владеет, но в перспективе девочка улетит учиться на Драгопир, так что английский тоже надо знать.
Эве больше всего хотелось, чтобы через четыре года Дайсу улетел с ней на Драгопир, без него будет грустно; телохранитель только улыбнулся в ответ.

Эва разглядывала в свете фонарика голубой браслетик с висюльками, который ей дал Дайсу – такой хорошенький, так к ее колечку подходит и, что еще важнее, позволит с ним говорить, если понадобиться. Кое-что у магов весьма интересно, жаль только, что разговор «из головы в голову» невозможен, он ведь ударился головой и телепатию не воспринимает, а значит, не владеет и мыслеречью.
«Зато никто его мысли не прочтет», - утешила себя Эва.
- Спокойной ночи, - шепнула она, сконцентрировавшись, в камушек.
Ответ пришел тихо, но очень отчетливо – Дайсу желал ей того же. Девочка разомкнула связь и легла спать.
- Спокойной ночи, Вейдер.
Пес зевнул и щелкнул зубами.

6
Обними друга.
Много лет прошло,
Но мы ничего не забыли.

По дороге в Межвремении ехал наземный черный джип – летающие машины в этой странной области по большей части запрещены, всегда есть риск нарушить хрупкое равновесие в аномальной зоне, поэтому, во избежание попадания передовых технологий в прошлое, разрешены только примитивные машины.
Элли аккуратно вжала педаль в пол, извечная привычка космолетчика передвигаться быстро и осторожно одновременно владела ею и сейчас, но капитан хорошо помнила, что на заднем сидении ее дочь. Эва Куин так обрадовалась тому, что мама заглянула к ней на практику в XXI век, что почти сразу согласилась поехать в Межвремение к тете Джанет (девочка прекрасно помнила эту замечательную ортизанку, близкую подругу и бывшего старшего помощника мамы). К тому же в том месте, где размещается штаб Пространственно-Временного Патруля, всегда интересно.
Капитан Куин все думала о названной сестре: в последней стычке командир звездолета «Эгида» получила достаточно серьезное ранение, экипаж даже сильно испугался за ее жизнь, а теперь Джанет выздоравливает, но ее следует встряхнуть.
- Мам!
Элли резковато вывернула руль, сворачивая в коттеджный поселок.
- Что, мое сердечко?
- Мама, а тетя Джанет знает, что мы к ней едем?
- Нет, звездочка, мы сделаем ей сюрприз.
«Хорошо бы я не ошибалась, хорошо бы и правда поднять ей этим настроение…». Если не получится, в Патруле точно скажут, что капитан Джанет превратилась в психологическую развалину в неполные сорок лет, и ее надо списать из командиров кораблей… Что они вообще в этом понимают, сухопутные крысы?!
Эва почти физически ощутила злость матери, поэтому девочка решила промолчать.

Джанет еще достаточно трудно было двигаться, тело ныло и болело от большинства усилий, но она каждый день старалась ходить как можно больше и подольше оставаться на свежем воздухе – раны зажили. Капитан ощущала только усталость. Старший помощник, командор Артём Болотный, справлялся с обязанностями, патрулирование не останавливалась, а вот базы Синдиката пока искать прекратили; да уж, поболеть дадут спокойно, но как же надоело!
Ее размышления нарушил притормозивший возле обочины джип, и Джанет удивленно приподнялась с кресла, не понимая, кто бы это мог быть. Тем временем из машины выпрыгнула изящная женская фигурка – сердце ортизанки радостно забилось, потому что узнала темно-синюю форму и светлые волосы прибывшей, а уж ее плавные движения и подавно убедили в том, что капитан не обозналась. Прибывшая открыла заднюю дверь и протянула руки, ловя подростка в джинсовом костюмчике, и сердце запело окончательно.
Обе приблизились к калитке, и хозяйка особняка поползла с заднего двора к веранде – ее уже окликали.
- Джанет!
- Тетя Джанет!
Возникло жуткое искушение бросить трость и бежать им навстречу, но увы, подобный способ передвижения пока что не светил; зато побежали обе гостьи, и вскоре ортизанка оказалась в их объятиях.
- Как давно мы не виделись, - Джанет целовала названную сестру, - а Эви… как же ты выросла! Совсем девушка…
Полукровка восторженно засияла голубыми, но уже начавшими сереть глазами – единственным наследством от отца – и выдала:
- Ты такая красивая!
Джанет улыбнулась, живо представив себя со стороны в своем голубом халатике, сейчас весьма сочетающемуся с цветом побледневшей за время болезни кожи; Элли же, заглянув в карие глаза подруги, успокоилась – те ярко сияли как прежде, в дни их службы на «Арбинаде», а значит, болван психолог солгал, оптимизм ортизанки никуда не делся. Не была бы еще с тростью, так совсем здоровой казалась бы.
Рассказывать друг другу подробности флотской жизни не хотелось, поэтому решили просто поболтать как две совершенно обыкновенные женщины, а Эва в восторге вцепилась в венерианского ящера, повзрослевшего и степенного, но так и не утратившего задорную кличку Варанчик.
Оказалось, что Джанет навещал Акира Сакаи, некий начальник пустынной исследовательской базы «Агава» (он помнил, что, именно под командованием Джанет, тогда еще командора, арбинадцы спасли население разрушенной базы «Саксаул» от верной гибели в пустыне). На стене теперь красовался невиданный красоты журавль, выполненный по всем традиция японских картин акварелью.
- Ты ему нравишься, я почти уверена, - заметила Элли, - и ты ведь и сама к этому самураю неровно дышишь.
На месте Джанет землянка была бы уже красной как рак. Элли решила закрепить успех.
- Твой дом не покину
Пока не увижу, как ты
Вдруг улыбнулась солнцу, - негромко произнесла она.
Лучшие традиции японского литературного поединка когда-то восхитили прекрасную Странницу, а теперь подобные поединки вовсю устраивали Эва и ее телохранитель, молодой и красивый маг-японец… Дайсу, так, кажется, зовут этого талантливого мальчика, который сейчас выполняет спецзадание того же Патруля.
Джанет, впрочем. тоже эту часть японской культуры постигла легко:
- Шли мы путем
Что нас друг от друга уводит,
Но в конце его встретились вновь.
Элли со смехом сжала ее руки:
- Неет, нашему пути нет конца, мы обе это знаем!
Джанет кивнула, признавая ее правоту.
Единственное, что хотелось сделать прямо сейчас, это обняться и не отпускать друг друга, что они и не замедлили сделать. Крепкая дружба не давала двум капитанам ощутить себя одинокими.
Что б не случилось, зову
Имя твое горит в сердце
Тебя я не брошу, мой друг.
7
Джип мягко остановился возле клуба, и сидящая за рулем Элли тотчас спрыгнула на мостовую и обошла машину.
- Тебе помочь? - спросила она сидящую на переднем сидении Джанет.
Ортизанка открыла дверь и отозвалась:
- Пожалуй. Был бы верх идиотизма отказываться, если только-только залечила раны.
Странница подставила подруге обе руки, и та легко оперлась ей на плечи, выпрыгивая из машины на правую, более здоровую ногу, а Эва подала отважному капитану «Эгиды» ее трость — Джанет с улыбкой погладила девочку по щеке, молча опираясь на свой «аксессуар». Длинное платье цвета фуксии скрывало эластичные бинты на теле, в которых она уже почти не нуждалась, но из осторожности соблюдала рекомендации врачей.
Из клуба тем временем вышел субкомандор Коул, бывший второй помощник капитана «Арбинады» — при виде старого друга ортизанка радостно вскрикнула и ринулась ему в объятия (при этом трость совершенно случайно, но весьма чувствительно съездила землчянина пониже спины, но тот даже не дернулся). Элли тем временем обнималась с его женой, известной певицей Каролиной Джонсон с планеты Станислава. Собственно, это должен был быть вечер воспоминаний и встречи старых друзей, так что супружеская чета была с детьми — двенадцатилетним Томасом и крошкой Лилли.
Вечер проходил под негласным девизом «о космосе ни слова».
- Тетя Каро, - потеребила Эва жену Уильяма, - а ты помнишь, что ты мне обещала?
- Да, зайка, а ты уже решила, что мне петь?
- «По ниточке».
Каролина Джонсон с улыбкой кивнула, затем встала, поправляя темное, мерцающее платье, и повела Эву за эстрадные кулисы.
Милая дочь капитана «Арбинады», в силу того, что была внучкой аж двух послов, с самого раннего детства обучалась танцам, и неожиданно полукровке это так понравилось, что она решила танцевать профессионально, и сейчас нередко выходила в финал конкурса Межгалактической школы по бальным или эстрадным танцам. Особенно нравилась девочке эстрада ХХ века.
Догадливый Коул вытащил у старинный, ХХ века выпуска, фотоаппарат.
- Сэр, а видеокамера у вас есть?
- Уже активизирована, - улыбнулся администратор зала.
Тем временем на сцене погас свет, благодаря чему стоящая в углу черноволосая Каролина слилась с тенью благодаря своему мерцающему черному щелку, а единственный кружок света упал на одетую в воздушное белое платьице Эву. На ней были пуанты, густые волосы летели по плечам, а к запястьям, голове и лодыжками тянулись посверкивающие в неровном свете серебристые нити. Зазвучала музыка, влился в невесомую мелодию чистый голос певицы:
- На сцене я жизнью живу настоящей,
И светит в лицо мне живительный луч.
А там, за кулисами - маленький ящик,
В который меня запирают на ключ.
Эва двигалась как сама настоящая кукла — легко, красиво, но при этом немного механически, хотя и очень плавно; приглашенный на вечеринку Джон Ламберт, командир космического десанта, поймал себя на том, что не может оторвать глаз от танца этой милой девочки. Мимолетный роман с ее матерью аж пятнадцать лет тому назад не оставил особого следа в их жизнях, и теперь он немного сожалел о прошлом.
На припеве «кукла» ожила, запорхав, как легендарный белый лебедь.
- Жалко народу мало, - выдохнул Коул, - девочка так выразительна...
- И песни последней последняя нота
Уже прозвучала, и стихнет сейчас.
И тянет меня словно за руки кто-то,
Опять уводя за кулисы от вас.
В финале песни балеринка опустилась на сцену в позе все того же лебедя, который наконец умер, затем поднялась и, на носках, но деревянным «кукольным» шагом, покинула сцену. Все присутствующие разразились бурными аплодисментами.
Обе прекрасные дамы вернулись за столик, и теплый дружеский вечер продолжился.

@темы: Арбинада, Странники

URL
   

главная