Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:08 

Дневник путешественника

Amberqueen
Работать нужно не по двенадцать часов в день, а головой. Стивен Джобс
Единственная мысль Странницы, заточенной здесь: «Я в ловушке».
В ловушке… но разве не сама она загнал себя туда? Наследница клана Серебряных, она в ответе за весь свой клан, один из трех, но бывший когда-то одним из пяти. Да, кланов было пять. Но первыми пали Обсидианы – борьба была неравной. Затем Янтарные просто исчезли, и осталась только прекрасная Росси, Верховная жрица Абсолюта, а она сейчас По Ту Сторону.
Есть ли смысл во всем этом? Разрушение будет всегда, и города также всегда будут восставать из руин… а она в ловушке. Сколько уже прошло времени и сколько пройдет? Первые очень сильны… но и они здесь, в ловушке…
Против силы всегда найдется другая сила…
Она тихо стонет во сне, не в силах открыть глаза, хотя так жаждет проснуться.
Была, была ведь Верховной жрицей Абсолюта, и потому отдала всю свою силу, спасая других. Спасая… от чего? Жизнь и смерть слиты воедино, рука об руку идут разрушение и созидание, иначе не двигалось бы время…
Странник с душой человека, бессмертный со страстями смертного.
Однажды в ее глазах поселилась глухая тоска, которая уже никогда не уйдет. Она приняла в свое сердце тех, кого уже не суждено забыть, но она не может быть с ними. Верховная жрица Абсолюта связана множеством обязательств, а любовь – это так естественно, ведь сама Абсолют есть любовь. Но слезы льют из глаз, ведь тех, кто дорог, нет рядом. Важно лишь одно – они живы, здоровы и счастливы.
А пока жрица печально смотрит на маленький-маленький кораблик где-то в пучине звездного моря…

Я резко села в постели, осознав, что увиденное всего лишь сон. Как странно…
Конечно, это действительно может быть телепатический сигнал о помощи, ведь я знаю нашу Анну, а другая Анна – тоже она. Но, поскольку мама рассказывала мне многое, я осознавала, что иногда сновидцы принимают желаемое за действительное, и телепаты тут не исключение (а они часто бывают даже более чувствительны к чему-то подобному). Плохо, что данные только косвенные, но могло не быть и их.
Чтобы навести порядок в мыслях, я заглянула в мемуары капитана звездолета «Дружбы» Кира Стара.
«На «Пограничнике» было много представителей расы глумов, жителей системы Шедар; эти антропоморфные гуманоиды физически мало отличались от людей, только были выше ростом и вместо речи издавали высокочастотные колебания, от которых у homo sapiens рвались барабанные перепонки, из-за чего шедарцы вынуждены были использовать при разговорах либо «переводчика» (телепата группы «Маинд»), либо голосовой модулятор.
Долговязые сухощавые глумы в основном были длинноволосыми, причем волосы были цвета ржавчины, довольно логично гармонируя со светло-коричневой кожей и огромными кофейного цвета глазами без белков, а плетение особым образом правой височной пряди указывало на род глума и его планету. Женщины обычно волосы убирали и закрывали чем-то средним между тюрбаном и платком, напоминающим мусульманский».
Да уж, ничего нового капитан Стар не разглядел, это точно, зато совершенно очевидно, что мы среди них будем слишком уж малы и почти незаметны, хотя…
Мои размышления прервал зуммер связи.
- «Латона», кто там?
На стене сложилась надпись: «Глум Слейнс просит разрешения на стыковку. Мне впустить его?» Прежде, чем я раскрыла рот, надпись обиженно мигнула и перетекла в слова: «Разумеется, не опасен, а то бы он нас не увидел». Так, одно совершенно ясно – возможно, что садиться на Шедар нам незачем, если Слейнс прольет свет на таинственные координаты.
Я встала и напялила платье в турецком стиле – надо все-таки уважать чужие обычаи, - хотя волосы прятать не стала, просто расчесала их и заплела в две косы. Как хорошо, что в школе я увлекалась этикетом! Теперь туфли с каблуком побольше, а то мои метр пятьдесят уже смешны на фоне двухметрового (скорее всего) глума.
Слейнс оказался весьма симпатичным и обходительным. Когда я осведомилась, чем обязана приятностью нашей встречи, он телепатически ответил, что исполняет волю своего друга-темпорала, который просил вылететь в данный сектор и настроить корабль на определенный сигнал – вот его-то «Латона» и засекла, - который только темпоралы и опознают. На сигнал откликнулись мы, и потому он уполномочен вручить конкретно мне, как пилоту, записку.
В руках у меня оказалась шифрограмма.
На темно-сером листе были изображены три ряда символов: верхний – пирамида, тюремная решетка, пагода, дракон; средний – полумесяц, черный круг, замок, молния; в нижнем были только чайки и Млечный путь. Все было ясно – общепринятые символы всегда использовал Пространственно-Временной Патруль, вот только читать их полагалось не всегда именно так, как они были освещены в литературе.
Лист забрала у меня Аямэ и вздрогнула, а затем монотонно изрекла:
- Слейнс-сан, ваш друг давно уже мертв…
Теперь вздрогнул глум, а я захлопала глазами на подругу – Аямэ не ошибалась никогда, медиумы очень тонко чувствую эманации смерти. За что же погиб один из нас?
Глум наклонил голову: «Что ж, тогда я выполнил его последнюю волю. Прошу меня простить».
Слейнс покинул борт, и я окончательно убедилась в том, что здесь наше присутствие больше не нужно. Пока что Гиацинту лучше ничего не говорить, но первые два символа шифрограммы по отдельности обозначали гробницу и тюрьму, но вместе, да еще и в таком порядке, складывались в слово «ловушка», причем безразлично, астральная она, темпоральная или это обычный каменный мешок в средневековом замке. Как же понимать пагоду и дракона? Их читать вместе или отдельно? Если вместе, то получится «волшебный страж», а если пагоду с первыми двумя, то «ловушка в астрале», а дракон – ключ к ней.
Полумесяц с кружком обычно обозначал лунное затмение, а молния после замка – разрушение этого самого замка, вот только на какой он висит двери? Ну а с чайкой все просто, она – универсальный символ свободы, в данном контексте, судя по всему, освободившийся узник. Млечный путь… не путь! Тропа! А по млечным тропам ходят Странники!
Я быстро начала записывать предполагаемый смысл (сон в руку оказался).
«Запертый в астральной ловушке, что может открыть дракон (или запертый в ловушке, охраняемой волшебным стражем?) в день лунного затмения взломает замок (или замок будет разбит, когда затмиться Луна?), а посему свободу обретет и пойдет млечной тропой (или чайкой взмоет над Млечным путем?)»
И все равно абракадабра сплошная!
Я задумалась. Случайно ли оказался на Данелле Астра? Просто ли так прилетел Слейнс? Кто из темпоралов нарисовал записку? В ловушку нас ведут или мы спасем Анну?
Ответов пока что не было.

Как известно, на телепатоуправляемом корабле решения всегда принимает его пилот, поэтому я попросила «Латону» связаться с «Князем» и рассказать Гиацинту о шифрованной записке. Принц возник на борту сразу же, схватил записку и уставился на нее:
- Не понял?!
Я честно рассказала о своих предположениях.
- Значит, - с расстановкой произнес он, - нам, если что, не обойтись без дракона?
С «криволапыми ящерами и прочей магической тварью» Странники сильно не ладили, Гиацинт еще поступил либерально, когда, встретив Каэдрона и Эльдеку, не убил их, а отнесся с пониманием и терпением. Сейчас ему явно претило то, что открыть ловушку (если верно понято послание) сможет только дракон, а из драконов мы располагаем исключительно помощью Астры. Смутные слухи о романе Каэдрона с Золотой принцессой Ларисой доходили до многих, но слабо верилось, что крылатая могла ящера полюбить – сие было мнение ангирас, но лично я не видела ничего ужасного в любви дракона и Странницы. Говорили, что она погибла… бедная принцесса, бедный Рон…
Мне в очередной раз очень сильно захотелось, чтобы больше никогда не было войны, и все люди были счастливы… но вспомнились также мудрые слова мамы: «Счастье человеку дать нельзя, счастье каждый сам получает». Правда… но какая все же горькая.
И тут вокруг нас зазвучала музыка – я узнала песню группы Стаса Намина.

Ритмы предместий, улиц оркестры
В мире огромном всюду слышны.
Песни протеста, песни протеста,
Песни протеста против войны.

Злобе не место, горю не место,
Мы - дети солнца, дети весны,
Слушай, планета, песни протеста
Песни протеста против войны.

Солнце приветствуй, звезды приветствуй,
В мирное небо мы влюблены.
Нынче мы сами - песни протеста,
Песни протеста против войны.

Дружные песни громче орудий,
Дружные звёзды в небе взойдут.
Дружные песни, дружные люди,
Дружные люди Землю спасут.
Мысленно я пропела эту песню вместе с записью, в очередной раз поражаясь тому, насколько хорошо «Латоне» видны мои мысли и склонности, как тонко она всегда понимает, что мне в данный момент нужно. Гиацинту с Аямэ песня тоже понравилась.
«И что же теперь, двуногие друзья мои?»
Забытый в суматохе Астра свое лежбище не покинул, но телепатически, скорее всего, за нами следил. Итак, решение принимает пилот, а у нас мало данных для анализа, но зато есть координаты, которые явно игнорировать нельзя. В конце концов, мы все хотели увлекательное путешествие, и мы его получили, а цель оказалась более чем благородна. Ответив на выжидающие взгляды моих друзей, я озвучила принятое решение:
- На Церекс!

@темы: Странники, Пространственно-Временной Патруль, Латона, Анна Серебряная

URL
   

Вавилонец-треккер

главная