Amberqueen
Работать нужно не по двенадцать часов в день, а головой. Стивен Джобс
"Их оставалось все меньше, а враги наступали.
Кири-сан крепко держала катану, несмотря на то, что рукав кимоно уже набряк от крови, и скоро оружие должно было просто-напросто выскользнуть. Даймё в любом случае узнает, что она ушла достойно - ему сообщат.
- Я позволяю вам совершить сеппуку, - услышала она.
Вонзив меч в землю, Кири-сан опустилась на колени, затем достала танто.
- Когда уходит заря
Разгоорается день,
Но не всегда за зарей
Он приходит, чаще
Вместо него приходит ночь, - произнесла она свой предсмертный стих.
Лезвие танто вошло Кири-сан в горло - самураи должны уходить достойно..."
Зевнув, Феня поплелась на кухню взять что-нибудь попить. И писать охота, и устала как собака, и перспектив к изданию никаких (а уж имя Фёклы Толстухиной явно не синоним успешности).
Девушка по привычке хватанула из холодильника любимый томатный сок и двинулась к себе в комнату, да так и замерла на пороге. Голоса... Воры, что ли, залезли? Но она бы услышала, она же не глухая как бабушка, а как раз наоборот - из-за особых обстоятельств слух в последнее время обострился.
Войдя к себе, Феня чуть сок не уронила: на ее диване сидели Анна, Элли и молоденькая девушка-курсант в форме Академии космофлота имени Терешковой - тоже Элли, но из альтернативной ветки реальности. Опомнилась автор мгновенно - хохотнула, брякнув пакет на компьютерный стол и поинтересовалась:
- Сок будете?
- Не откажусь, - оживилась Элиана из более поздних частей романа.
Она, как всегда, была в своей капитанской форме (любимая одежда, что делать), но скромные золотые сережки сменились не менее скромными, но с изумрудиком - очевидно, подарок Луга. Выглядела мать маленькой плазменной колдуньи хорошо, несмотря на то, что недавно пострадала дважды - первый раз в игре, второй - исключительно по вине автора, переломав ребра и напугав весь экипаж сотрясением мозга.
- Кислятина, - хмуро сказала Анна.
Принцесса Странников, бывший официальный бастард главы клана, а ныне дочь Верховного Короля, казалось, становится все красивее. Бледно-серое платье с ассиметричным подолом (сзади макси, впереди мини, по бокам миди) красиво облегало ее идеальную фигуру, яркие локоны изумительно оттеняли мраморную кожу. Портило впечатление только раздраженное выражение лица.
- Спасибо, не надо, - тихим вежливым голосом сказала девушка-курсант.
Если ее что-то и не устраивало, то только короткий форменный пиджак - до дьявола неудобно, и парни постоянно глазеют куда не надо (хорошо хоть подходить остерегаются!).
- Ну, ладно.
Феклуша налила сок Элиане (чтобы красоток не путать, их хоть называть надо по-разному), а сама метнулась в другую комнату - там, в холодильнике, был еще один пакет с соком, апельсиновым, хоть она и предпочла бы ананасовый, но чего нет, того нет. Впрочем, Анна и такой одобрила за неимением лучшего.
- Что-нибудь случилось? - поинтересовалась автор, садясь в кресло и закидывая ногу на ногу.
Элиана и принцесса синхронно насупились и выпалили:
- У тебя совесть есть?
- Паразитки неблагодарные, - закатила глаза автор, - я с ними, а они мне...
- Не надо так, - попросила юная Элли, - другой автор с нами вообще бы не церемонился...
- Распустила я вас, - сделала вывод Толстухина.
Она взболтнула в бокале остатки сока и налила еще.
- Кхе, - из воздуха появился Гиацинт, - я тоже хотел бы вставить слово...
- Опять лезешь, куда не просят? - вскинула брови его сестра, но Ги ее не слушал.
- Ты вообще что наделала? - вопросил он автора. - Была у меня одна сестра, а стало две! Они же меня доканают!
Анна и Элиана синхронно вскочили с дивана. Жрец попятился от сестричек, вскидывая руки в защитном жесте, но те и не думали давать любимому братцу по шее, просто на вышеупомянутой шее повисли. Сколько бы обе не бурчали на младшенького, но любили аж до потери сознания. Принц Странников прохрипел:
- Видала? Залюбят до смерти!
- Девочки, хватить братца душить, - помахала рукой Феня.
Элли-младшая потупилась, но в глазах мелькнула тоска - она словно спрашивала: "А мне?". Автор мысленно объяснила девушке, что у нее тоже есть брат, и та просветлела; но когда капитан Куин уведомила своего двойника, что у нее будет два мужа и трое детей, девчонка аж побледнела.
- Не будет, - четко сказала автор, - тот черновик я уже выбросила. Что будет, я еще не знаю, но не может же повторится все. Садитесь лучше, побеседуем, но только с вами.
Она внимательно посмотрела на девушку-курсантку, и та тотчас уронила голову на грудь.
- Пусть решит, что ей все приснилось, - резюмировала автор. - Ги, положь ее и подгребай ближе.
Жрец повиновался, и, поскольку диван красотки уже заняли, попросту оседлал мягкий стул, оттащив его от стола и поставив возле кресла писательницы. Та уже тихонько похохатывала.
- Люблю вас мало, что ли? - спросила она. - Или игра вас так распустила?
Хулиганы скромно потупились, но каяться были не намерены. Ги встал, разлил девушкам сок, затем уселся обратно. Хозяйка квартиры тянула томатный из бокала, слегка ухмыляясь, и думала о том, что эти трое паршивцев явно забылись, но сердиться на них по определению невозможно. В этот момент Анна поглядела на магнитолу, и та включилась, а затем голос Тимура Шаова запел:
- Хорошо быть красавцем мужчиной
И по пляжу в трусах рассекать,
Напрягать мускулистую спину,
Мускулистый живот напрягать.
Обаять подходящую даму,
А потом – ресторан и тахта.
Она скажет поздней:
"Ведь учила же мама,
Что все мужики – сволота!"
- Так какие же претензии ко мне имеются? - спросила автор.
- Просто повидать тебя захотелось, - призналась Элиана, - а эти, - кивок на Странников, - следом увязались.
- А не стыдно при юном поколении претензии предъявлять? - поинтересовалась Феклуша.
- А не стыдно меня одиночкой оставлять? - вопросом на вопрос ответила Анна. - Ты же знаешь, Странники умирают от этого, ты сама нас такими создала.
- Совести у тебя нет! - возмутилась Толстухина. - У тебя же семья и дите...
-...нагульное, - вставил Элли.
Анна возмущенно посмотрела на "близняшку", но промолчала.
- Да их вот что гнетет, - сказал Ги и бесцеремонно пихнул Анну в бок.
Обе красотки синхронно пискнули - жрец нарочно ткнул в ребро. Принц извинился, затем посмотрел на автора:
- Ну и зачем?
- Побочный эффект, - созналась Феня. - Что делать - не знаю.
- Когда Элиана ребра сломала, мне больно было, - пробурчала Анна.
- А когда Анита ментальную болезнь подцепила, у меня голова разламывалась, - подхватила Элли.
- Да, надо что-то делать, - вздохнула писательница.
Гиацинт горячо согласился.
- Значит, будем думать, - резюмировала автор.

@темы: творчество, рассказы, Странники, Анна Серебряная