Вавилонец-треккер

18:40 

Анна

Работать нужно не по двенадцать часов в день, а головой. Стивен Джобс
Название: Проблемы станции.
Основной фэндом: «Стар трек», «Вавилон 5»,
Фэндом: Лоис Макмастер Буджолд, Ольга Громыко, Сергей Лукьяненко.
Статус: закончен.
Дисклаймер: никаких прав.

- Дорогу Ее Высочеству! – раздалось в коридоре «Фронтира».
Все, кто в этот момент находился на пути следования Анны Серебряной, поспешно бросились в разные стороны. За последнее время в прекрасную и добрую Странницу словно бес вселился – она будто бы вспомнила о своей принадлежности к высшей расе, а потому смотрела на окружающих ее землян, минбарцев, вулканцев и прочих словно на червей. Вывод был очевиден: Анна злилась, и очень сильно, вот только на что?
Фейт Форкосиган невольно сравнила Анну с долманом Эласа – приходилось видеть эту невоспитанную стерву. Поговаривали однако, что после встречи с капитаном «Энтерпрайза» Элаан стала как шелковая, но верилось слабо. Фейт не рискнула лезть на глаза Анне.
Куда хуже пришлось начальнику станции – придя к себе в офис, полковник застал там вулканского посла. Вампир спокойно изобразил приветственный жест (как всегда, безукоризненно) и спокойно осведомился:
- Чем могу быть полезен?
- Видите ли.., - начал было вулканец, но тут раздался вызов – кто-то стоял у двери.
- Прошу прощения, - активизируя видеонаблюдение, сказал Кей.
У двери стоял коллега вулканца, минбарский посол Леннон. В отличие от хладнокровного Санела, жрец вникал в чужие проблемы и всегда старался помочь. Испросив разрешения у представителя Вулкана, Кей впустил минбарца.
Интуиция вампира на подвела – оба они пришли с одним и тем же вопросом, а именно: кто и каким образом настолько рассердил принцессу Странников, что она чуть ли не телекинезом бьет в прямом смысле этого слова. Никого еще не покалечила, но некоторые, слишком наглые, уже поплатились, получив «подзатыльники», и довольно увесистые.
- Господа послы, - изрек полковник Кейалдаррен, - вы отдаете себе отчет в том, что приказывать ей никто не вправе?
Леннон молча склонил голову в знак согласия.
- Это логично, - признал вулканец, - но она сама…
-.. принадлежит к старшей расе, - резко оборвал коллегу минбарец, - а вышеупомянутую расу сейчас совершенно перестали уважать.
- Господа послы…, - попытался урезонить их Кей.
Леннон смотрел на Санела в упор, и сии «гляделки» посол Вулкана проиграл почти сразу, очевидно вспомнив, что Странники создали несколько рас, а в их числе и вулканцев.
- Одно неясно, - совсем по-человечески скривился минбарец, - за что такое отношение к Странникам? Они же Стражи, и не сделали ничего плохого. Даже наша касте Воинов их уважает, а прочие расы как с цепи сорвались.
- Может, я сам с принцессой поговорю? – спросил Кей.
А ведь беседовать со злым Странником чревато – не ровен час сердце остановит. Вот только… кому еще рисковать, как не командиру?
- Логичное решение, - отозвался Санел.
Незаметно вошедший в кабинет Эйнар, разумеется, все слышал, а потому обозвал вулканца про себя остроухим ублюдком. Еще бы, не он же рискует жизнью! Однако что-то подсказывало полувампиру, что Анны опасаться не стоит, да и разгневана ли она? Скорее, ей просто больно, и она именно потому не подпускает к себе других живых существ.
- Приступлю немедленно, - резюмировал Кей. – Майор, замените меня…
* * * * * * *
Анна сидела в резном кресле, нарочно ли, нечаянно ли напоминающим трон. Прекрасные рыжие волосы бегут по плечам, почти сливаясь с огненного цвета платьем с глубоким декольте, зато резко контрастируя с безупречной мраморной кожей. Сине-зеленые глаза бесстрастный и холодны, прекрасные руки спокойно и расслабленно лежат на подлокотниках кресла.
Кинув всего один взгляд на Оникса и полковника, она коротко приказала воину что-то на языке Странников. Тотчас на месте помощника возникла антрацитовая сфера, которая без помех вылетела в корридо сквозь складку пространства.
- Садись, - возле Кея прямо из воздуха появился стул.
Вампир принял приглашение, а Странница заговорила:
- Не скажешь ли ты, чем наша раса заслужила такое пренебрежение к себе? Ворлонцы, надо полагать, вмешивались в жизнь других народов гораздо активнее, но их боготворили, а мы же просто Стражи, наша задача – защищать. Да, я понимаю, сколько злодеяний натворил Совет Тринадцати, но мы покарали их, и нельзя же всю жизнь расплачиваться за то, что совершил не ты. Нас снова гонят отовсюду, а чем мы это заслужили?
Кей слушал этот монолог, одновременно размышляя над его смыслом. Анна права: большинство Странников, а в особенности жрецов Абсолюта, никогда не творили зла. Увы, по кучке самодовольных сволочей обычно и клеймят всю расу.
- Ваш отец ведь спас от гибели Вселенную? – спросил Кей. – А ведь был не обязан…
Тонкие, красивые пальцы женщины так сжали подлокотники кресла, что дерево смялось, словно картон.
- А большинству наплевать на это, - тихо и спокойно сказала Анна.
Кей осторожно поинтересовался:
- Вы читаете станцию?
- Как антенна, - спокойно ответила Анна. – Ты же не можешь по собственному желанию не видеть и не слышать. Закрой глаза, но свет почувствуешь все равно; заткни уши, а костная звукопроводимость останется…
- Мне жаль вас, - вырвалось у вампира.
- Что? – вздрогнула Анна.
Кей смутился, но тем не менее продолжил свою мысль вслух:
- Мне случалось оказываться в мирах, где все были враждебны, а сам я считался мишенью. Однажды..., - он неожиданно умолк.
- Вас было пятеро, - монотонно продолжила Анна, - трое там остались, а ты и твой товарищ… вас сочли мертвыми. Прости, воспоминания просто очень ярки.
- Ярки, - согласился Кей, - и если бы не Джулиан, ныне Инквизитор из Евросоюза, а тогда – просто Светлый Иной, я бы, возможно, был бы мертв по-настоящему.
Они немного помолчали.
- Да, ты понимаешь меня как никто, - признала Анна, - но тебе следует забыть боль одиночества, ведь ты обрел свое счастье, Кейалдаррен из Леска.
Вампир взглянул ей прямо в глаза.
- Помоги сбросить этот груз, - попросил он.
Анна протянула ему обе руки, открывая канал связи с Абсолютом. «Отдай лишь то, что не желаешь испытывать». Ощущение из прошлого начало исчезать, уступая место покою и осознанию того, что все закончено, и один он уже не будет никогда. Жрица не лгала, фокусов с сознанием она не творила.
Кей выпустил нежные руки женщины.
- Эллиана была здесь?
- Была, - кивнула Анна, - тоже хотела избавиться от того, с чем не может справиться сама. Тоски по прошлому больше нет, она свободна.
«А ведь жрецы тоже не могут не чувствовать», - подумал Кей.
Каково это – пропускать чужие чувства через себя? И так всю жизнь, а она очень длинная. Чужая ненависть тоже в восторг не приводит, а сочувствия не дождешься.
- От тебя дождалась, - ласково сказала Анна.
Она нежно погладила вампира по щеке.
- Ты не бойся, я никому ничего плохого никогда не сделаю… если меня трогать не будут.
Лицо на секунду застыло, отчего женщина стала напоминать прекрасную и совершенную статую. Затем в глазах мелькнула смешинка, и принцесса чуть склонила голову на бок.
- И не надо так сильно болеть за меня, - сказала она, - причин, чтобы развоплотиться, у меня нет. Жизнь все же милее всего. Вы с Эллианой – тоже одна из причин моего нахождения здесь, и, прошу вас обоих, берегите друг друга.
Кей прижал ее руку к губам.
«Мы всегда будем друзьями, Ваше Высочество»
«Меня зовут Анна»
«Как пожелаешь… Анита»
Улыбка Странницы, услышавшей свое уменьшительное имя, походило на солнце, выглянувшее из-за туч. Полковник кивнул принцессе и вышел.
* * * * * * *
- …посему я попросил бы вас относиться к принцессе более тепло, ей же неприятно ловить эмоциональный фон, когда он негативен, - закончил свою мысль Кей, обращаясь к послам Минбара и Вулкана.
Леннон молча покивал, Санел же спокойно воззрился на начальника станции.
- Ваше высказывание нелогично, - заявил он, - вулканцы не испытывают эмоций.
- Это не так, господин посол, - холодно заметил Кей, - и вам это прекрасно известно. Не только у Странников прекрасный контроль над эмоциями, и вы знаете, что я прав.
- Тем не менее, вы ошибаетесь, господин полковник, - возразил упертый посол.
- Тогда предоставим группе телепатической проверки выяснять, кто из нас ошибается, - невозмутимо изрек вампир.
Вулканец слегка позеленел:
- Господин полковник, - спокойно выдал он, - не лучше ли не тратить времени на дискуссии? Это нелогично.
Леннон и Кей незаметно переглянулись. «Струсил», - был их общий молчаливый приговор.
- Как угодно, сэр, - отозвался начальник станции.
Все трое разошлись по рабочим местам.
Эйнар, ждущий кузена в рубке, незаметно перевел дух. Не то, чтобы он действительно испугался, но неспокойно было все-таки. «Хорошо, что Анна такая добрая, - подумал полувампир, - …и красивая». Последняя мысль явно была непрошенной, но неизбежной.
- Майор, можете идти. – сказал кей.
- Да, сэр.
Родственничек испарился мгновенно – дел на станции всегда полно, - а Кей задумался.
Сбросить груз прошлого порой необходимо, чтобы жить дальше. Теперь ни его самого, ни любимую жену ничто не будет беспокоить и ничто не заставит оглядываться назад. Прошлое надо в прошлом и оставлять, а потом снова идти вперед с надеждами и мечтами.
Радуюсь, еще осталось много
Мне на долю дней, недель и лет
Солнцем освещенная дорога,
И в конце дороги – яркий свет…
* * * * * * *
Анна же так и сидела у себя, скрестив руки на груди и не желая двигаться.
Смертные счастливы в первую очередь тем, что могут испытывать иллюзии, могут забыть о плохом и верить, что счастье вечно… Анна знала, что это не так, и, в конце концов, рядом не останется никого, а вокруг будет лишь холодная и черная пустыня вечности. Это ее жребий, равно как и жребий всех прочих бессмертных созданий Абсолюта. Свобода, могущество и крылья компенсируют судьбу вечного изгоя, но не до конца, и порой так хочется тепла другого сердца, которой билось бы в такт с твоим.
А другое сердце оказывается рядом не часто, и быстро исчезает, растворяясь в космической бездне, полной холодных и равнодушных звезд, чей зов не замолкает в душе.
Никого нет рядом…
Анна наконец-то пошевелилась, принимая более удобную позу, а то тело уже начало протестовать против такого издевательства. Да уж, часто ее бросали, причем очень многие, даже Майкл Фицуолтер. Миг – и ты уже никому не нужна.
А слезы Странников низко котируются…
«И все же, не надо меня жалеть, - подумала она, - да еще неискренне».
Искренне ее жалели только вампиры, Кейалдаррен и Эллиана, искренне любили только Ги с Корой и родители. Жизнь прекрасна, когда они рядом.
Анна чуть улыбнулась.
- И вы – мои, - тихо сказала она, - потому, что я – ваша…
И так будет всегда.

@темы: фанфики, стар трек, вавилон 5, Фронтир, Странники, Ольга Громыко, Анна Серебряная

URL
   

главная